на главную
© rocich.ru

Правительство и Интернет: на два клика дольше


Автор: Перфильев (Росич) Ю.
/ Планета Internet. 2001, №5 (46) – с.36-37
Скачать:

Вряд ли, кто-нибудь будет оспаривать, что прошедшая 6 марта 2001 г. онлайн-встреча Президента РФ В.В. Путина с представителями интернет-изданий была очень удачной PR-акцией со стороны государства. Государство достаточно ясно показало, что не собирается оставаться в стороне от развития современных информационных технологий и собирается поставить их себе на службу. Пока, правда, преимущественно для обеспечения имиджа действующего Президента, на что были направлены и сама встреча Путина с представителями основных интернет-изданий, и большинство прогосударственных проектов Фонда эффективной политики (в первую очередь Страна.Ру и обновленный ВВП.Ру).

Но сам факт общения Президента с интернет-журналистами в онлайн-режиме стал своеобразным сигналом остальным государственным ведомствам на большее использование Интернета в своей деятельности.

Отношение государства и Интернета, начинавшееся несколько лет назад с вопроса внедрения СОРМа, а затем перешедшее в плоскость регулирования Интернета (включавшее и встречу Путина в конце 1999 г. с представителями интернет-общественности, и попытки министерства связи забрать себе право делегирования доменов, а затем попытки министерства по делам печати и СМИ объявить все сайты Рунета средствами массовой информации), наконец-то дошло до вопроса практического использования Интернета и современных информационных технологий в процессах государственного управления и взаимодействия с обществом.

С осени 2000 г. Правительство РФ начало время от времени проводить различные встречи и конференции с участием экспертов по информационным технологиям и Интернету. Так, 28 ноября 2000 г. в Доме Правительства состоялся международный семинар "Проблемы преодоления "цифрового неравенства" в России и странах СНГ", а 28-30 марта 2001 г. проходила конференция "Информационное общество и интеллектуальные информационные технологии XXI века", в рамках которой Департаментом правительственной информации Аппарата Правительства РФ проводился круглый стол по обсуждению вопросов использования информационных технологий в сфере взаимодействия государства и гражданского общества. Последнему мероприятию стоит уделить особое внимание, т.к. было оно посвящено вопросам создания в России электронного правительства. Зарубежному опыту создания e-government, или электронного правительства, была посвящена и одна из тем мартовского номера "Планеты Internet" за этот год. Кроме того в конце марта 2000 г. в Сиэтле проходила международная конференция также посвященная вопросам создания электронного правительства, в которой принимали участие правительственные делегации примерно от сотни стран мира, в т.ч. и от России. Российскую делегацию в Сиэтле возглавлял руководитель Департамента правительственной информации Правительства РФ Андрей Коротков.

По словам заместителя руководителя Аппарата Правительства РФ Алексея Волина, в настоящее время российское Правительство рассматривает вопрос создания в стране электронного правительства в течение нескольких этапов или уровней. На первом уровне должно осуществляться информирование органами власти о своей деятельности. При этом, как сказал Волин, по данным проведенного в Правительстве анализа более трети всех сайтов российских министерств и ведомств на данный момент не соответствуют необходимым стандартам по уровню освещения своей деятельности через Интернет, в основном из-за неоперативности и неинформативности ведомственных сайтов, что выражается, в первую очередь, в отсутствии регулярного обновления информации. Второй уровень предполагает налаживание внутренней правительственной сети, создание которой только началось. По словам Волина уровень компьютеризации высшего ведомственного управленческого состава в Москве на настоящий момент составляет около 80-90%, но при этом только в около трети всех федеральных министерст и ведомств в настоящий момент есть выход в Интернет. В рамках сосздания единой внутренней правительственной сети предполагается постепенный переход на электронный документооборот, в первую очередь в Правительстве РФ и других ведомствах в Москве, а в перспективе и в остальных регионах страны. Наконец, третий уровень - "система коммуникации граждан и государства" с помощью интернет-технологий, такая система, по словам Волина, на настоящий момент совершенно неразвита. Есть только один пример более или менее удачного взаимодействия государственных органов с гражданами через Интернет, это размещение на сервере министерства по налогам и сборам (www.nalog.ru) специальной программы по заполнению бланка налоговой декларации.

Развитие электронного правительства в России в настоящее время сдерживается и из-за отсутствия необходимого законодательства, в первую очередь закона об электронной цифровой подписи (ЭЦП). Но определенные подвижки здесь есть: в марте 2001 г. Правительство РФ наконец-то одобрило законопроект об ЭЦП и внесло его в Государственную Думу. Хотя, по общему мнению, законопроект очень несовершенен, "консервативен", и по мнению Анатолия Левенчука (ТехИнвестЛаб) нынешний "проект по ЭПЦ - полная глупость" и "смешно смотреть как люди, понимающие это, делают гадости обществу". Риторический вопрос: что лучше - плохой, но хоть какой-то закон об ЭПЦ, или вообще никакой? Тем более, что другого законопроекта в Правительстве, по словам Волина, нет, а те два, которые предложены депутатами еще более несовершенны.

Практически всеми участниками круглого стола было отмечено определенное несоответствие того, что под электронным правительством понимает само правительство и общественность. С точки зрения Правительства концепция создания электронного правительства фактически сводится преимущественно к автоматизации его деятельности через Интернет, что не влечет за собой особых изменений в самой схеме управления государства, разве что автоматизация деятельности Правительства должна оказать помощь в борьбе с коррупцией, т.к., по словам Волина, "еще никто не научился брать взятки по Интернету". Но собственно концепция e-government, по крайней мере так, как электронное правительство понимается на Западе, включает в себя увеличение подотчетности деятельности Правительства гражданскому обществу, что предполагает прозрачность принятия практически любых общественно важных решений (за исключением тех, которые составляют государственную тайну). Это должно обеспечиваться за счет публикации всех решений, проектов и протоколов заседаний фактически в режиме онлайн. Как сказал И. Волков (РАН), "разрыв между обществом и властью не в технологии, а в политике", более того, "нет политического решения государства" о необходимости подотчетности деятельности Правительства обществу (Д. Черешкин, вице-президент РАЕН). Кроме того, по словам Д. Хан-Магомедова (РОЦИТ) созданию электронного правительства в России также мешают межведомственные противоречия на всех уровнях власти.

В этом плане достаточно поучителен опыт Великобритании (который был изложен в докладе руководителя британского проекта "Citizen On-line" Джона Фишера), где именно четкая позиция правительства страны в лице премьер-министра Тони Блэра позволила определить четкие рамки реализации национального электронного правительства. В первую очередь были определены т.н. "первые шаги" (first steps): 1) назначение специального ответственного за реализацию проекта e-government, который получил название e-envoy и в задачи которого в первую очередь входит координация деятельности различных министерств и ведомств; 2) присвоение специального общедоступного адреса электронной почты каждому парламентарию и чиновнику Великобритании; 3) создание онлайновой системы доступа ко всем правительственным решениям в течение дня. Как легко понять, эти "первые шаги" отнюдь не требуют крупных финансовых вложений (которые необходимы для дальнейших этапов создания электронного правительства), но это практическая реализация политического решения продвижения Правительства Великобритании на пути создания подотчетного гражданскому обществу электронного правительства.

В России же мы пока реально (а не на словах) имеем преимущественно закон об ЭПЦ, с которым хорошо "поработали" в силовых министерствах, а также решение Правительства о том, что создание единого правительственного портала (наподобие американского First.Gov) слишком дорого, поэтому было решено пойти, по словам Волина, "по пути ссылок" на отдельные сайты ведомств - т.е. "ситуация дольше на два клика". Единственный нюанс: как бы эти "два клика" не превратились со временем в новое отставание России от Запада, только на этот раз не экономическое или политическое, а цифровое.

В рамках круглого стола были также представлены проекты "Российского портала развития" (www.russia-gateway), создаваемого в рамках глобального "Портала развития" (www.developmentgateway.com) под эгидой Всемирного банка, и федеральной целевой программы "Электронная Россия". Проект "Российского портала развития" (в котором участвуют РОЦИТ, РосБизнесКонсалтинг, Arrava и др.) предполагает предоставление различным международным, государственным и общественным организациям и частному сектору возможности диалога и обмена опытом и знаниями по различным аспектам социального и экономического развития. Аналогичные проекты "порталов развития" в настоящее время разрабатываются уже в 25 странах мира, в т.ч. в некоторых странах СНГ - Азербайджане, Армении, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, Молдавии и Украине.

В рамках разговора об электронном правительстве речь не могла не зайти и о проблеме цифрового неравенства1, без решения которой фактически ни о каком настоящем электронном правительстве речь идти не может ни в какой стране мира. В Великобритании, например, для решения проблемы цифрового неравенства предполагается создание т.н. общественных пунктов доступа к Интернету, доступных для всех граждан страны (более того, находящихся в пешей доступности, хотя, как сказал руководитель британского проекта "Citizen On-line" Джон Фишер, "сельская местность - она и в Англии сельская местность".). Конечно, создание таких пунктов доступа к Интернету требует огромных затрат со стороны государства, поэтому для России даже появление автомобильного знака для обозначения такого общественного пункта, как в Эстонии (символ @ на голубом фоне знака круглой формы) весьма отдаленная перспектива. Но радует хотя бы то, что осознание этой проблемы есть и в правительственных структурах России. Хотя тут, как говорится, бабушка надвое сказала…


ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Хотя отдельные представители интернет-общественности отрицают само существование этой проблемы. Например, по мнению Анатолия Левенчука "digital divide - маркетинговый слоган", а по мнению знакомых Марины Литвинович (высказанной ей в рамках семинара в Правительстве 28 ноября 2000 г.), которых она специально опросила по этому поводу, "такой проблемы реально нет". Более того, по мнению Литвинович, проблема цифрового является наследником проблемы 2000 г. и была специально придумана "гигантами мировой экономики" для увеличения продаж производимых ими информационных продуктов. На это Литвинович и Левенчуку можно ответить только то, что неосознание какой-либо проблемы ими самими и уж тем более их знакомыми совершенно не означает отсутствие этой самой проблемы. С таким же успехом о проблеме цифрового неравенства можно опросить просто прохожих на улице, уверен, что самым распространенным ответом будет: "А что это такое?"…